Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

морда лица

Нежданчик

Встал с утра, помылся-оделся, сижу пью кофий, жду пока жена-ребенок соберутся в детсад и школы.
Домофон пищит.
-Доброе утро, я вас слушаю?
Молчат. Ну молчите дальше.
Сел обратно кофе допивать, тут кто-то начинает теребить дверную ручку и стучатся.
Ну, живем все таки на районе, акуратно встал левее двери, отщелкнул замок и тут же в квартиру начала ломится женщина. Кстати весьма приятная, но практически лишенная голоса.
- Женщина вы куда?
-.....
Оп-па, а на ней же форма скорой помощи.
- Извините, мы скорую не вызывали.
- (полушопотом) Я оформить смерть.
- Ээээ?
- Я оформить смерть пациента
- Спасибо большое, но у нас все живы. Вот я, вот жена, вот ребетенок бегает.
- мммм.. +++++ 19-15 ?
- Да, ++++ 19-15
- Я оформить смерть
- В ++++ 19-15 все живы
- Ну вы же мне открывали?
- Я не открывал
Мрачно достает планшет
- ммм.. ++++ 19-14, это к соседям
- Господи, дед умер? Жена дед умер, да сосед..
- Вы покричите, пускай откроют, у меня голоса нет

Отличное, отличное начало дня.

котэ

Побаловались и хватит

Данной мне властью объявляю мораторий в данном журнале на новости с Украины на неопределенный срок.
Если кто-то хочет кому-то что-то доказать, то это можно в уже имеющихся темах, а я больше про Неньку писать не буду.
Если конечно не будет чего про униформу - а вдруг организуют Козацку бригаду в камуфлированных жупанах.
Или Ансип передумает и колонны эстонской бронетехники двинутся на Киев.
А мы вернёмся в нашу пасмурную Эстонию и к скорбным делам 90-ых годов.
Героям сала!
Иван Бобыль

По поводу блокады, ромовых баб, диабетика Жданова с мешочком ржаных сухарей

вспомнилось не забываемое.

СОЛДАТСКИЙ ХЛЕБ
 
      Партия большевиков, взяв власть в свои руки, занялась самыми неотложными делами. Надо было дать народу мир, прекратить войну с Германией, начатую царём. Надо было дать крестьянам землю, отобрать её у помещиков. Надо было наладить положение с продовольствием, а положение это к 1917 году стало трагическим: люди в городах голодали. Необходимы были срочные меры, и правительство приняло их.
      Были немедленно отобраны у капиталистов эшелоны с мукой и зерном, которые стояли на железнодорожных путях в Петрограде. Большие запасы муки были обнаружены в городе у крупных мукомолов и владельцев булочных.
      Благодаря этим мерам нам стали выдавать по карточкам фунт хлеба в день. Но подвоза из провинции всё ещё не было, и вскоре снова пришлось экономить, уменьшать паёк. Так в Петрограде мы дошли до восьмушки хлеба. И вот наступил печальный день, когда комендант Смольного, где находилось тогда Советское правительство, товарищ Мальков сообщил мне, что у нас все запасы кончились, даже восьмушку хлеба нельзя выдать.
      Я заторопился в Управление делами Совета Народных Комиссаров. Туда должны были прийти телеграммы о том, когда Петроград сможет получить хлеб из провинции.
      Было около семи часов утра. Немного спустя в Управление делами пришёл демобилизованный солдат. В то время уже был заключён мир с Германией, и солдаты часто заходили к нам
      перед отъездом домой. Мы снабжали их отпечатанным в виде книжечки Декретом о земле, принятым Советской властью.
      Я просматривал почту и попросил солдата обождать меня. Он стоял за барьером, отделявшим большую комнату Управления делами от приёмной, и с любопытством всё рассматривал. В это время ко мне подошла наша буфетчица Маня.
      — Как же быть, Владимир Дмитриевич? Ведь у нас ничего нет: ни куска сахара, ни ломтя хлеба, только что и есть чай да соль... — И она показала поднос, на котором стояли два стакана чаю и блюдечко с солью. — Как же я понесу это Владимиру Ильичу? Ведь он голодный! — говорила она чуть не плача.
      Солдат прислушивался к нашему разговору.
      — Ну уж нет! — вдруг громко сказал он. — Кого-кого,
      а Владимира Ильича мы прокормим!
      И он поворотом плеча скинул со спины солдатский мешок, вынул из-за голенища складной нож, быстро раскрыл его, развязал мешок, достал круглую буханку хлеба, прижал её к груди и одним взмахом разрезал пополам. Половину буханки он сунул обратно в мешок, а другую, подойдя чётким, солдатским шагом к Мане, положил на поднос, проговорив:
      — Вот этот хлебушек — Владимиру Ильичу.
      — Спасибо тебе, солдатик! — обрадовалась Маня и тотчас же пошла в кабинет Владимира Ильича.
      Через несколько минут Владимир Ильич отворил дверь своего кабинета и громко, на всю комнату, сказал, обращаясь к солдату:
      — Спасибо вам, дорогой товарищ! Такого вкусного солдатского хлеба я никогда ещё не ел...
      — Это он? Сам Владимир Ильич?.. Ну и ну!.. — растерянно произнёс солдат. — Вот какой он есть, Ленин... Ласковый... За такую безделицу, а как сердечно благодарит!.. Наш он, Владимир Ильич-то!


То же самое есть и в стихах оказывается.

Collapse )
Я не знаю, почему в тексте восьмушка, но осьмушка хлеба - это одна восьмая от буханки, то есть грамм 150 видимо?
внимательно

Двух зайцев одним махом.

Как уменьшить преступность и сократить количество заключенных ?

Да очень просто - декриминализовать часть преступлений и выпустить из тюрьмы 300 сидельцев под этим соусом. Количество заключенных сократилось почти на 10 процентов - можно отчитыватся перед Брюсселем.

А так как теперь магазинная кража на сумму более 100 евро то же не идёт под уголовку - то раз,  и имеем падение криминальной статистики. И ещё один отчёт Брюсселю.

Почет, грамоты, премии, а может даже ордена доблестному начальству МВД и министерства юстиции за их не лёгкий труд. И всем пофигу, что теперь магазины взрогнут от лавины краж на крупные суммы, а 90 процентов отпущенных сидельцев присядет в течении года обратно. Просто если раньше его сажали на второй крупной краже , то теперь будут сажать на четвертой - в теории, обычно к моменту посадки может набратся уже два десятка эпизодов.

Ну правительство сможет мудро кивать головой о том, как мы неуклонно идём к светлому будующему.

В жопе как обычно будут магазины, полиция и славная охрана, которых в ближайшие месяцы после принятия всей этой мути ждёт огромный геморрой. Как это было когда мудрецы с Тоомпея решили декриминализовать магазинные кражи до 1000 крон вообще, под соусом разгрузить работу полиции. Столько не воровали ещё никогда:)

Но это в победные реляции конечно не войдёт.
И да - алиментщик оказывается теперь более социально опасен, чем вор.

внимательно

Снова в армии -3. Отступление насчет пожрать.

Несмотря на немалый вес и объемы ( а может и благодаря им), я в еде не только нетребователен, но и могу спокойно не жрать пару суток. То есть поведение "-Ай, я не пообедал, сейчас упаду в обморок" - для меня просто загадка.
По этому отправляясь на сборы я насчет питания абсолютно не переживал. Больше напрягало, что три дня пить нельзя.
Ну и собственно горячего армейского поесть удалось три раза: в первый день на обеде горохового супчику,  в тот же день уже вечером в лесу - картошку с гуляшом (очень вкусно), к нему огурчики и чесноку без ограничений (я шесть зубчиков сожрал и пожалел, что не взял про запас) и в последний день, уже перед сдачей оружия фасолевого супа и киселя с творогом.
Готовили нам барышни из Найскодукайтсе. Если исключительно из одноразовой посуды.
А вот на два дня нам выдали два суточных сухпая  и два пакетика кофе "Три в одном".
Вот таких:


Раздавали "вслепую" (накидали на снег по четыре в два ряда в два слоя), чтоб опытные номеров не видели и выбирать не могли. Мне попали номер 2 и номер 3, номер два я слопал в лесу, а номер три привез жене похвастать.


Collapse )